СТАТЬИ

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Верховный Суд РФ указал на право наследников продолжить судебное оспаривание договора ренты

УТВЕРЖДЕН

Президиумом Верховного Суда

Российской Федерации

26 декабря 2018 г.

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

№ 4 (2018)

 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

15. В случае смерти стороны договора пожизненного содержания с иждивением, заявившей о его расторжении и возврате недвижимого имущества в связи с неисполнением условий договора, допускается замена этой стороны ее правопреемником.


 

27 июля 2016 г. Ф., действуя по доверенности в интересах Б., обратилась в суд с иском к Г. о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного 11 февраля 2011 г. между Б. и Г., ссылаясь на то, что ответчик взятые на себя по договору обязательства по содержанию и уходу за Б. не выполняет.

 

5 августа 2016 г. Б. умер.

 

Д. (дочь Б.) подала заявление в суд о процессуальном правопреемстве, так как она является наследником Б. по закону.

 

Прекращая производство по делу на основании абзаца седьмого ст. 220 ГПК РФ, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что в данном случае возникшие спорные правоотношения правопреемства не допускают, поскольку получение содержания с иждивением неразрывно связано с личностью получателя ренты и прекращается его смертью.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами судебных инстанций не согласилась по следующим основаниям.

 

Согласно ч. 4 ст. 44 ГПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

 

Как видно из дела, Д. является дочерью умершего Б. и наследником по закону после его смерти.

 

В силу ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается названным кодексом или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

 

В п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418, часть вторая ст. 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V Семейного кодекса Российской Федерации, далее – СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 ГК РФ), поручения (п. 1 ст. 977 ГК РФ), комиссии (часть первая ст. 1002 ГК РФ), агентского договора (ст. 1010 ГК РФ).

 

Между тем Б., обращаясь в суд с иском к Г. о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного 11 февраля 2011 г., ставил вопрос не об исполнении плательщиком ренты своих обязательств по договору в виде пожизненного содержания, которое неразрывно связано с личностью получателя ренты, а о расторжении договора и возврате недвижимого имущества в связи с неисполнением Г. условий договора.

 

В силу п. 1 ст. 601 ГК РФ по договору пожизненного содержания с иждивением получатель ренты – гражданин передает принадлежащие ему жилой дом, квартиру, земельный участок или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).

 

В соответствии с п. 1 ст. 605 ГК РФ обязательство пожизненного содержания с иждивением прекращается смертью получателя ренты. При существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств получатель ренты вправе потребовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, либо выплаты ему выкупной цены на условиях, установленных ст. 594 названного кодекса. При этом плательщик ренты не вправе требовать компенсацию расходов, понесенных в связи с содержанием получателя ренты (п. 2 данной статьи).

 

Таким образом, требование Б. (получателя ренты) о расторжении договора купли-продажи квартиры и ее возврате ввиду существенного нарушения плательщиком ренты своих обязательств носило имущественный характер, при этом не было связано исключительно с его личностью, поэтому вывод суда о невозможности процессуального правопреемства по спору о возврате квартиры признан неправомерным.

Определение № 18-КГ17-107

ФНС сообщила случаи уплаты гражданами НДС от аренды нежилых помещений

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

 

ИНФОРМАЦИЯ

 

Верховный Суд РФ в определении N 16-КГ18-17 подтвердил, что гражданин должен уплачивать НДС, если он занимается предпринимательской деятельностью по сдаче собственных нежилых помещений в аренду без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

 

Гражданин с 2003 года являлся собственником торгового павильона, а с 2005 года также стал владельцем встроенного помещения по другому адресу. Оба нежилых объекта изначально были приобретены для коммерческой деятельности и расположены на земельных участках, предназначенных для торговли. Физлицо сдавало их предприятию в аренду под аптеки.

 

По результатам выездной налоговой проверки инспекция отметила, что, сдавая вышеуказанные помещения в аренду, гражданин занимался предпринимательской деятельностью, а значит должен был уплатить НДС. Поэтому она доначислила ему налог на добавленную стоимость, пени и штраф.

 

Не согласившись с инспекцией, гражданин обратился в суд. Он сослался на то, что как собственник он имеет право сдавать нежилые помещения в аренду на основании гражданско-правовых сделок. Это не относится к предпринимательской деятельности, а с полученных доходов он уплатил налог на доходы физических лиц.

 

Суд первой инстанции поддержал гражданина, указав, что сам по себе факт совершения им возмездных сделок недостаточен для признания его предпринимателем, а сдача в аренду собственного имущества является реализацией его законного права. Однако суд апелляционной инстанции это решение отменил, признав выводы инспекции обоснованными. Истец сдавал принадлежащие ему нежилые помещения юридическому лицу для коммерческой деятельности. Следовательно, гражданин должен был уплачивать налог на добавленную стоимость.

 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ согласилась с апелляционной инстанцией. Она указала, что объективным критерием для квалификации деятельности истца как предпринимательской является назначение нежилых помещений, а также вид разрешенного использования земельных участков, на которых они расположены. Судебная коллегия признала выводы инспекции о том, что гражданин занимается предпринимательской деятельностью, обоснованными, так как принадлежащее ему имущество предназначено для использования под торговые помещения и расположено на земельных участках, которые также предназначены для торговой деятельности.

ВС разъяснил, когда участник компании может вернуть её активы

Источник: ПРАВО.RU

 

Экономколлегия ВС решала, можно ли отменить сделку по продаже недвижимости, если её одобрили не все участники.

 

Лев Прохин попросил коллегию по экономическим спорам Верховного суда отменить решение Арбитражного суда города Москвы о продаже девяти помещений, принадлежавших обществу «Сибстайл-ВС». В декабре 2014 года (на общем собрании участников «Сибстайл-ВС») Виноградов и Соколов договорились о передаче этих помещений в качестве вклада в имущество в созданные дочерние общества «Сатори» и «Сибстайл». Учредители приняли такое решение без участия Прохина, который о собрании не знал. В материалах дела указано, что основной держатель пакета компании – Виноградов (86%), Прохин и Соколов владеют 7% уставного капитала. 

 

Прохин пошел в суд, чтобы активы вернули в собственность «Сибстайл-ВС». Иск не удовлетворили, потому что суд посчитал, что сделки были совершены по закону. Судебная коллегия ВС встала на сторону Прохина. Она признала, что Виноградов и Соколов были заинтересованы в продаже недвижимого имущества в пользу «дочек». Это привело к тому, что в обществе «Сибстайл-ВС», участником которого является Прохин, не осталось значимых активов.

 

Согласно закону, сделка, в совершении которой есть заинтересованность лиц и которая совершена с нарушением ст. 45 закона «Об обществах», может быть признана недействительной по иску общества или его участника. 

 

Арбитражный суд города Москвы этого не учел, поэтому ВС отменил решение судьи. Дело № А40-36041/2017 направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

ФНС России рассмотрела спор о предоставлении налогового вычета при покупке комнат в коммунальной квартире

Источник: ФНС

 

При покупке всех комнат в коммунальной квартире и оформлении в единый объект можно получить имущественный налоговый вычет. К такому выводу пришла ФНС России после рассмотрения жалобы налогоплательщика на решение налогового органа об отказе в праве на имущественный налоговый вычет в связи с покупкой бывшей коммунальной квартиры.

 

В 2006 году заявитель в разное время и у разных собственников приобрел две комнаты в двухкомнатной коммунальной квартире. При этом он не заявлял о своем праве на вычет ни по одной из комнат. В 2014 году зарегистрировал право собственности на единый объект недвижимости – двухкомнатная квартира. Затем гражданин подал налоговую декларацию, чтобы получить имущественный налоговый вычет в связи с расходами на покупку квартиры.

 

По результатам камеральной налоговой проверки в праве на получение налогового вычета ему отказали. По мнению налогового органа, в 2006 году квартиры как единого объекта у налогоплательщика еще не было, а в пп.2 п.1 ст.220 НК РФ (в редакции, действовавшей в 2006 году) комната в качестве объекта приобретения недвижимости не указана, следовательно, право на имущественный налоговый вычет не может быть предоставлено.

 

Приобрести двухкомнатную коммунальную квартиру при наличии разных собственников комнат можно только купив их по отдельности. Причем, как отметила ФНС России, в соответствии с редакцией Налогового кодекса в 2006 году налогоплательщик имеет право получить вычет при покупке как целых квартир или жилых домов, так и долей в них. Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 15.04.2008 № 311-О-О налогоплательщики самостоятельно решают вопрос, когда и по какому объекту им выгоднее заявить право на налоговый вычет.

 

ФНС России признала доводы заявителя обоснованными. Вывод ФНС России согласуется с позицией Верховного суда Российской Федерации по делу № 81-КГ17-24.

О приобретении прав на земельный участок под многоквартирным домом

Минэкономразвития РФ сообщил, что с заявлением о формировании земельного участка под многоквартирным домом в органы местного самоуправления или в органы государственной власти вправе обратиться собственник помещения в многоквартирном доме

 

МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 5 октября 2017 г. N Д23и-5777

 

О ПРИМЕНЕНИИ

СТАТЬИ 40 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 13 ИЮЛЯ 2015 ГОДА N 218-ФЗ

"О ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ НЕДВИЖИМОСТИ"

 

В соответствии с частью 5 статьи 40 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" (далее - Закон N 218-ФЗ) при государственной регистрации права собственности на квартиру или нежилое помещение в многоквартирном доме одновременно осуществляется государственная регистрация доли в праве общей собственности на помещения и земельный участок, составляющие общее имущество в нем.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, в том числе земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты.

Как предусмотрено частью 5 статьи 16 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", со дня проведения государственного кадастрового учета земельного участка, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, такой земельный участок переходит бесплатно в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме.

Таким образом, переход земельного участка в общую долевую собственность (момент возникновения права общей долевой собственности на него) собственников помещений в многоквартирном доме связан с наступлением определенного события - осуществления государственного кадастрового учета такого земельного участка. При этом принятие каких-либо решений со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления не требуется, что также подтверждается правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 28 мая 2010 года N 12-П.

Исходя из положений, указанных в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2010 года N 12-П, а также в пунктах 66 и 67 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении вопросов, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", можно сделать вывод о том, что в нормах пункта 4 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации подразумевается земельный участок, на котором расположен один многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества.

Таким образом, в условиях, когда земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, не образован (не сформирован), либо в условиях, когда на одном земельном участке расположено несколько многоквартирных домов, положения части 5 статьи 40 Закона N 218-ФЗ в части необходимости осуществления одновременно с государственной регистрацией права собственности на квартиру или нежилое помещение в многоквартирном доме также и государственной регистрации права собственности на земельный участок, относящийся к общему имуществу в многоквартирном доме, не могут быть применены ввиду факта отсутствия самого земельного участка, который относится к общему имуществу в конкретном многоквартирном доме. В этой связи в указанных условиях отсутствие (непредставление) заявления об осуществлении государственной регистрации права общей долевой собственности на земельный участок не должно препятствовать осуществлению государственной регистрации права на жилое (нежилое) помещение в многоквартирном доме.

В части возможности защиты жилищных прав граждан в условиях, когда земельный участок под многоквартирным домом не поставлен на государственный кадастровый учет, полагаем необходимым обратить внимание на то, что, как отмечено в пункте 67 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении вопросов, связанных с защитой права собственности и других вещных прав":

если земельный участок не сформирован и в отношении него не проведен государственный кадастровый учет, земля под многоквартирным домом находится в собственности соответствующего публично-правового образования;

вместе с тем по смыслу частей 3 и 4 статьи 16 Федерального закона о 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" собственник не вправе распоряжаться этой землей в той части, в которой должен быть сформирован земельный участок под многоквартирным домом;

в свою очередь, собственники помещений в многоквартирном доме вправе владеть и пользоваться этим земельным участком в той мере, в какой это необходимо для эксплуатации ими многоквартирного дома, а также объектов, входящих в состав общего имущества в таком доме. При определении пределов правомочий собственников помещений в многоквартирном доме по владению и пользованию указанным земельным участком необходимо руководствоваться частью 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Согласно части 4 статьи 16 Федерального закона о 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" формирование земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, осуществляется органами государственной власти или органами местного самоуправления. При этом необходимо отметить, что с учетом постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2010 года N 12-П с заявлением о формировании земельного участка под многоквартирным домом в органы местного самоуправления или в органы государственной власти вправе обратиться собственник помещения в многоквартирном доме.

 

Директор Департамента недвижимости

А.И.БУТОВЕЦКИЙ

Верховный суд РФ защитил чиновников и олигархов: сведения о собственниках элитной недвижимости будут засекречены

Источник: RealEstate

 

Росреестр имеет право засекречивать сведения о владельцах недвижимости. К такому выводу пришла коллегия Верховного суда, рассмотревшая кассационную жалобу на отказ Таганского суда Москвы признать незаконными действия Росреестра, засекретившего сведения о владельцах объектов элитной недвижимости.

 

Ранее недвижимость была оформлена на сыновей Генпрокурора Юрия Чайки, но после публикации ФБК выписок из Росреестра, в которых фигурируют объекты, Росреестр стал указывать в качестве правообладателей бессмысленные аббревиатуры. Столичный суд не увидел в этом ничего противозаконного. И Верховный суд решил, что такой вывод был «правильным», так как «нормы федерального законодательства не предоставляют право третьим лицам на получение персональных данных иных лиц без их согласия». Решение было принято в конце сентября, но мотивированное определение Верховный суд опубликовал только на этой неделе.

 

Фактически Верховный суд запретил предоставлять третьим лицам сведения о собственнике, ссылаясь на закон о персональных данных, что ставит под угрозу гражданский оборот недвижимости, констатирует юрист ФБК Вячеслав Гимади, комментируя принятое решение. Ведь данные ЕГРН - единственный способ получить юридически действительную и актуальную информацию об объекте. Он напоминает, что в свое время с инициативой закрыть данные о владельцах недвижимости выступило ФСБ, но она не была реализована. Зато теперь это сделал Верховный суд.

 

Станет или не станет это решение Верховного суда прецедентом - покажет время, рассуждает Григорий Вайпан из Института права и публичной политики. Он надеется, что нет, поскольку оно принято судебной коллегией по административным делам, а не гражданской или экономической (то есть профильными для отрасли) коллегиями Верховного суда. По его мнению, Росреестр выдавал и будет выдавать выписки с данными владельцев, потому что иначе оборот остановится. Если он начнет отказывать со ссылкой на закон о персональных данных, заявители будут обжаловать такие отказы в суд и дальше вопрос в том, воспримут ли нижестоящие суды позицию Верховного суда, объясняет эксперт.

 

Принятое решение юристы уже обсуждают в соцсетях. Профессор ВШЭ Артем Карапетов на странице в Facebook назвал его «ахинеей». А бывший судья ВАС Роман Бевзенко обращает внимание на то, что судья Верховного суда принял решение о передаче дела в кассацию в связи с необходимостью отмены решений нижестоящих судов, причем определение было для них очень некомплиментарным. «Но что-то пошло не так на заседании коллегии и... акты оставили без изменения», - пишет он.

Верховный суд РФ защитил права владельцев дачных участков: неоформленные «сотки» теперь можно оставить в наследство

Источник: RealEstate

 

Верховный суд РФ подтвердил, что даже если дачник не успел при жизни оформить документы на свой участок, его наследники вполне могут вступить в право собственности. Решение было вынесено после разбирательства по жалобе жительницы Калужской области.

 

Женщина просила местный суд признать за ней как за наследницей право собственности на участок земли. Речь шла об участке ее отца, который не оставил завещания. Землю в начале 1990-х годов выделила администрация сельсовета с правом строительства дома для ведения ЛПХ. Хозяин при жизни не успел построить дом на своем участке. В 2015 году землю поставили на кадастровый учет.

Суды первой и второй инстанции отказали истице, ссылаясь на постановление Пленума верховного суда N9 от 29 мая 2012 года. Там есть пункт 82, в котором сказано, что суд может признать за наследниками право собственности в порядке наследования на участок, предоставленный до введения в действие Земельного кодекса. Это правило распространяется на участки для ведения подсобного и дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или жилищного строительства. Но действует подобный порядок лишь при условии, что наследодатель при жизни успел подать документы для регистрации земли в частную собственность.

 

В свою очередь, Верховный суд напомнил, что, согласно Гражданскому кодексу, в наследство входят все вещи, имущество и имущественные права и обязанности, принадлежащие наследодателю на день смерти. Земельные участки входят в состав наследства и наследуются по общим основаниям, никакого специального разрешения для этого не требуется.

Главным обстоятельством, имеющим значение при решении подобных споров, является принадлежность имущества наследодателю на праве собственности.

 

Юристы полагают, что нынешнее решение Верховного суда облегчит жизнь людям, которые надеются оформить документы на участки, которые в 1990-е годы выделялись предприятиями и органами местного самоуправления без надлежащего оформления.

Верховный суд аннулировал сделку с квартирой из-за претензий соседей: совладелец не предложил им выкупить долю

Источник: RealEstate

 

Верховный суд оспорил законность сделки по обмену доли в квартире, так как владельцы этой доли не предложили свою часть жилья соседям. Участниками разбирательства стали две женщины с детьми, владеющие одной и той же квартирой в Тюмени в равных долях.

 

Ответчица заключила договор мены с семьей из четырех человек. В результате исполнения этого договора к оставшимся в квартире женщине и ребенку должны были подселиться новые владельцы, что не устроило собственницу. Та обратилась в суд с требованием признать сделку незаконной, так как до подписания договора ее соседка по квартире не предложила ей выкупить долю.

 

Согласно действующим законам, при продаже или обмене доли в собственной квартире владелец такой доли обязан в первую очередь предложить свое имущество соседям по квартире. Для этого продавец должен в письменной форме известить совладельцев о готовящейся сделке и обо всех финансовых условиях. Если в течение месяца после получения такого извещения остальные владельцы квартиры не выказали желания купить долю, выставленную для продажи или обмена, то продавец получает право свободно распоряжаться этим имуществом. В противном случае доля достанется соседям продавца по квартире.

 

Истица намеревалась выкупить долю своей соседки, однако та не предложила такую сделку, установил суд. Это привело к нарушению права владелицы жилья на приобретение оставшейся половины квартиры. Верховный суд выяснил, что нижестоящие инстанции не учли несколько важных аспектов, среди которых финансовая возможность истицы купить не принадлежащую ей долю в своей квартире. В результате Верховный суд отправил дело на пересмотр.

Верховный Суд РФ разъяснил вопрос включения в арендную плату за здание плату за пользование земельным участком

Опубликован Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 4 (2016), в котором разъяснил вопрос правомерности включения в арендную плату за пользование зданием платы за пользование земельным участком, на котором расположена эта недвижимость.

 

УТВЕРЖДЕН

Президиумом Верховного Суда

Российской Федерации

20 декабря 2016 г.

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

№ 4 (2016)

 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

 

 

 

  1. Если иное не установлено законом или договором, предусмотренная договором аренды здания (сооружения, помещения) арендная плата включает плату за пользование земельным участком, на котором расположена недвижимость, переданная в аренду.


Уполномоченный орган (далее – арендодатель, управление) и учреждение (арендатор) заключили договор аренды здания, находящегося в муниципальной собственности. Согласно условиям договора размер арендной платы определяется в соответствии с решением представительного органа местного самоуправления об утверждении методики расчета платы за аренду имущества, находящегося в муниципальной собственности (далее – Методика).

Управление обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с учреждения неосновательного обогащения, составляющего плату за пользование земельным участком, на котором расположено указанное здание.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении искового требования отказано. Суд исходил из того, что условиями договора не предусмотрено внесение арендодателю иных, кроме арендной платы, платежей за пользование имуществом и не указано, что плату за пользование земельным участком следует вносить отдельно от арендной платы за пользование зданием. Таким образом, установленная договором арендная плата включает в себя плату за пользование земельным участком, на котором расположено арендуемое здание.

Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда округа, решение суда первой инстанции отменено, исковое требование удовлетворено. Суды пришли к выводу, что формула расчета арендной платы, предусмотренная Методикой, не включает плату за пользование земельным участком, следовательно, арендатор обязан оплатить его отдельно.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа и оставила в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

По смыслу пп. 1, 2 ст. 652 ГК РФ, арендатор здания может пользоваться земельным участком, занятым арендуемым зданием, без соответствующего договора в силу закона в течение срока аренды недвижимости; вопросы арендной платы за пользование в данном случае решаются с учетом положений п. 2 ст. 654 ГК РФ.

Исходя из буквального толкования п. 2 ст. 654 ГК РФ по общему правилу плата за пользование земельным участком включена в размер арендной платы за пользование зданием.

Таким образом, в отсутствие в договоре аренды здания (сооружения, помещения) условия об обязанности арендатора вносить плату за пользование земельным участком отдельно от согласованной сторонами арендной платы, иного договора, предусматривающего внесение платы за пользование земельным участком¸ а также прямой нормы закона, обязывающей арендатора здания (строения, помещения) оплачивать пользование земельным участком, на котором расположены названные объекты недвижимости и который необходим для их использования, отдельно от внесения арендной платы за пользование зданием (строением, помещением), согласованная сторонами договора арендная плата включает плату как за пользование объектом недвижимости, так и земельным участком под ним.

Тот факт, что по условиям договора аренды размер арендной платы за здание определяется на основании методики, предусматривающей формулу расчета платы, в которой прямо не отражен (выделен) коэффициент платы за землю, не свидетельствует о согласовании сторонами несения арендатором дополнительной обязанности по внесению платы за пользование земельным участком, и о наличии у арендодателя права требовать от арендатора такой платы.

Поскольку при толковании условий договора по правилам ст. 431 ГК РФ установлено, что в договоре аренды здания отсутствует волеизъявление сторон по вопросу установления отдельной арендной платы за пользование земельным участком, и в настоящем случае нормативно не предусмотрено взимание платы за пользование земельным участком, на котором расположен переданный в аренду объект, являются правильными выводы суда первой инстанции о том, что в силу п. 2 ст. 654 ГК РФ внесенная учреждением по договору аренды плата за пользование зданием включает плату за пользование земельным участком, на котором расположено здание, поэтому не имеется оснований для удовлетворения требований управления о взыскании с ответчика неосновательного обогащения.

Определение № 309-ЭС16-8192

Верховный Суд РФ разъяснил вопрос обращения взыскания на имущество, стоимость которого превышает размер задолженности

Опубликован Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 4 (2016), в котором разъясняется вопрос правомерности обращения взыскания по долгам на имущество, стоимость которого превышает размер задолженности по исполнительному листу.

 

УТВЕРЖДЕН

Президиумом Верховного Суда

Российской Федерации

20 декабря 2016 г.

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

№ 4 (2016)

 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

 

 

  1. При отсутствии у должника иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, закон допускает возможность обращения взыскания на имущество, стоимость которого превышает сумму задолженности.


Судом установлено, что на основании вступившего в законную силу решения суда Банку выдан исполнительный лист о солидарном взыскании в пользу Банка с К. и А. задолженности по кредитному договору в размере 714 613,49 руб. и расходов на уплату государственной пошлины в размере 10 346,13 руб.

На основании постановления судебного пристава-исполнителя в отношении должника К. в пользу взыскателя было возбуждено исполнительное производство о взыскании суммы долга и наложен арест на принадлежащее должнику К. имущество – нежилое здание и земельный участок.

Согласно отчету об определении рыночной стоимости объектов недвижимого имущества, стоимость спорных объектов составляет: нежилого здания – 6 555 000 руб., земельного участка – 2 068 000 руб.

В рамках исполнительного производства в целях розыска имущества должников К. и А. в виде денежных средств в рублях и иностранной валюте, находящихся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, судебным приставом-исполнителем сделаны соответствующие запросы в ряд кредитных организации.

Из ответов кредитных организаций следовало, что сведений о размещении денежных средств на счетах, принадлежащих К. и А., не имеется, в Пенсионном фонде Российской Федерации отсутствуют сведения страхователей.

Согласно ответу территориального управления Росреестра по субъекту Российской Федерации на запрос судебного пристава-исполнителя сведения о зарегистрированном праве собственности А. на недвижимое имущество отсутствуют.

Кроме того, из ответа ГИБДД УМВД России по субъекту Российской Федерации на запрос судебного пристава-исполнителя следует, что сведения о зарегистрированных правах А. на транспортные средства отсутствуют.

Разрешая спор и отказывая в иске Банку об обращении взыскания на недвижимое имущество (нежилое здание и земельный участок, принадлежащий К.), суд первой инстанции пришел к выводу о том, что требования взыскателя несоразмерны мерам принудительного исполнения, кроме того, истцом не доказан факт отсутствия у ответчика иного имущества, на которое может быть обращено взыскание.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

В соответствии со ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» судебный пристав-исполнитель обязан принять все меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Согласно ст. 69 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Федеральный закон «Об исполнительном производстве») обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

Взыскание на имущество должника обращается в размере задолженности, то есть в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов на совершение исполнительных действий, исполнительского сбора и штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа.

При отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится.

Пунктом 5 ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве» закреплен принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, который заключается в том, что все применяемые в процессе исполнения меры принуждения должны быть адекватны требованиям, содержащимся в исполнительном документе.

В том случае, когда у должника имеется лишь имущество, значительно превышающее сумму долга, закон допускает возможность обращения взыскания на имущество, стоимость которого превышает сумму задолженности. Возможность обращения взыскания на указанное имущество вытекает из положений ч. 12 ст. 87 и ч. 6 ст. 110 Федерального закона «Об исполнительном производстве», предусматривающих выплату должнику разницы между суммой, вырученной от реализации имущества, на которое обращено взыскание, и суммой задолженности по исполнительному документу.

Таким образом, обращение судом взыскания на принадлежащий ответчику земельный участок и находящееся на нем строение, стоимость которых превышает имеющийся у К. и А. долг, не нарушает баланс интересов сторон и прав должников.

Принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, изложенный в п. 5 ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве», основан на правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 12 июля 2007 г. № 10-П, в п. 2.2 мотивировочной части которого указано, что законодательная регламентация обращения взыскания по исполнительным документам должна осуществляться на стабильной правовой основе сбалансированного регулирования прав и законных интересов всех участников исполнительного производства с законодательным установлением пределов возможного взыскания, не затрагивающих основное содержание прав должника и одновременно отвечающих интересам защиты прав кредитора (охватывающих его право требования), с целью предотвращения либо уменьшения размера негативных последствий неисполнения обязательства должником.

Согласно ч. 5 ст. 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве» должник вправе указать имущество, на которое он просит обратить взыскание в первую очередь; окончательно очередность обращения взыскания на имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем.

В рассматриваемом же случае каких-либо данных о наличии иных соразмерных доходов или имущества, на которые возможно обратить взыскание, судебному приставу-исполнителю должник К. не представил. Несмотря на предпринятые судебным приставом-исполнителем меры, иное имущество должника, на которое могло быть обращено взыскание в соответствии действующим законодательством, установлено не было. Доказательств наличия денежных средств или иного имущества, достаточных для исполнения требований исполнительного документа, в материалах дела не имеется.

Таким образом, несоразмерность суммы взыскания по исполнительному производству стоимости реализуемого имущества, на которое обращается взыскание, при отсутствии у должников К. и А. иного соразмерного имущества не может нарушать их права, поскольку после удовлетворения требований взыскателя, оплаты расходов на совершение исполнительных действий и оплаты исполнительского сбора оставшиеся денежные средства от реализации арестованного имущества возвращаются должнику согласно ч. 6 ст. 110 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

В связи с изложенным вывод суда о том, что требования взыскателя несоразмерны мерам принудительного исполнения в виде обращения взыскания на земельный участок и объект недвижимости при отсутствии у ответчика иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, признан Судебной коллегией неправильным.

Определение № 88-КГ16-5

  • 1
  • 2