СТАТЬИ

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Запрет судебных приставов на продажу квартиры спас должника от действий мошенников

Источник: ФССП

 

В ЗАТО Трехгорном действия «риелторов», заставивших подписать должника по алиментным обязательствам доверенность на продажу недвижимости, вылились в уголовное дело по ст.159 УК РФ.

 

34-летний Евгений П., личность пьющая и асоциальная, хорошо известен не только сотрудникам правоохранительных органов, регулярно привлекающих П. к административной ответственности за непотребное поведение в общественных местах, но и судебным приставам – в разное время в отношении П. было возбуждено 31 исполнительное производство. Из них львиная доля штрафов уполномоченных органов и суда, далее идут кредиты, пошлины, услуги ЖКХ – всего на сумму около 600 тысяч рублей. Но помимо этого есть главный долг – алименты, которые взыскиваются в принудительном порядке с 2009 года. На сегодняшний день задолженность отца перед своим 10-летним сыном составляет еще 429 тысяч рублей.

 

В рамках взыскания алиментов приставы неоднократно направляли П. для трудоустройства в центр занятости, но Евгений явно не был рожден для трудовых подвигов, нигде он долго не задерживался, работодатели старались избавиться от недисциплинированного и безответственного работника. А долги меж тем все росли, в связи с чем он не раз привлекался к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ. Но и это не способствовало исправлению должника.

Из имущества у него имелась только однокомнатная квартира, на которую судебные приставы вынесли запрет регистрационных действий. Именно вокруг нее и развернулись события криминального характера.

 

В сентябре к начальнику Трехгорного отдела судебных приставов явились некие люди, предъявили ему нотариально заверенную доверенность на продажу квартиры П. и попросили его выдать им квитанции на погашение коммунальных платежей, числившихся за П. Они не скрывали, что их цель – продажа квартиры, документы уже поданы в МФЦ, но запрет на регистрационные действия с недвижимостью может сорвать сделку.

 

Начальник отдела, заподозрив неладное, сообщил, что квитанции на оплату задолженностей находятся в открытом доступе в Банке данных исполнительных производств на сайте Управления, а также пояснил, что помимо задолженностей по коммунальным платежам, в отношении должника ведется исполнительное производство по взысканию алиментов, а оно имеет длящийся характер, поэтому запрет на недвижимость в качестве обеспечения прав взыскателя и ребенка отменять не будут.


После визита подозрительных гостей начальник отдела сообщил в правоохранительные органы о готовящемся отъеме квартиры у Евгения П., полицейские приняли этот факт к сведению. А затем и от взыскателя поступила информация о просьбе так называемого доверенного лица отозвать исполнительный лист на взыскание алиментов, после чего женщина обратилась в прокуратуру. В отношении мошенников возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение». Ведется расследование и сбор доказательной базы.


Пресс-служба УФССП России по Челябинской области

Процесс передачи в Москве объектов МКД в общедомовое имущество должен быть максимально прозрачным

Источник: ОНФ

 

Активисты регионального отделения Общероссийского народного фронта в Москве считают необходимым сделать максимально прозрачным процесс передачи объектов города в многоквартирных домах (МКД) в общедомовое имущество. Речь идет о 344 подвальных помещениях, холлах, чердаках, цокольных этажах, от права на собственность на которые столичные власти, согласно поручению мэра Москвы Сергея Собянина, намерены отказаться.

 

Такое решение было принято еще в декабре 2014 г. в отношении 150 объектов общей площадью почти 26 тыс. кв. м. Однако летом текущего года этот список пополнили еще 194 объекта, занимающие в сумме порядка 22 тыс. кв. м. Это было сделано в интересах жителей домов, чтобы они могли беспрепятственно размещать в нежилых помещениях детские коляски, велосипеды и другой инвентарь. Однако на практике жильцы некоторых домов столкнулись с проблемами из-за передачи прав на собственность. В региональный штаб ОНФ поступают обращения от собственников квартир, которые не могут доказать свое право на пользование данными объектами.

 

Так, один из заявителей, проживающий в доме №16 на Каширской улице, сообщил, что до 2006 г. нежилое помещение на первом этаже дома числилось объектом общедомового имущества и использовалось как диспетчерская для приема граждан сотрудниками управляющей компании (УК), а также для размещения хозяйственного инвентаря. После того как правительство Москвы зарегистрировало право собственности на это помещение, УК была вынуждена переехать в технический подвал. Теперь, учитывая решение властей об отказе от права собственности, помещение хотят вернуть, однако сделать это оказалось не так просто. Чтобы разобраться в ситуации, активисты регионального отделения ОНФ в Москве направили обращение в адрес столичного департамента городского имущества, в котором сообщили о случае с домом №16 на Каширской улице. В ответе ведомства было указано, что оспаривание права собственности на указанное помещение может осуществляться только в судебном порядке.

 

«Решение столичных властей о передаче в общедомовое имущество нежилых помещений изначально было принято для удобства жителей. Такие объекты подходят, например, для хранения инвентаря или размещения консьержей в подъезде. Однако из-за недостаточно проработанного механизма реализации этого решения на практике стали возникать сложности с переоформлением, – заявил руководитель рабочей группы «Качество повседневной жизни» Павел Жбанов. – Чтобы предотвратить злоупотребления должностными полномочиями и не дискредитировать инициативы мэра Москвы в глазах москвичей, необходимо создать максимально прозрачный механизм реализации этого поручения. Ведь речь идет о нескольких сотнях объектов, которые должны быть переданы в общедомовую собственность».

Верховный Суд РФ защитил самовольные постройки от сноса трехлетним сроком исковой давности

Опубликован Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2016), утвержденный президиумом Верховного Суда РФ 19 октября 2016 года, в котором, в частности, разъяснен вопрос возможности применения трехлетнего срока исковой давности к требованию о сносе самовольной постройки.

 

Так, по мнению Верховного Суда РФ, требование о сносе постройки, созданной без согласия невладеющего земельным участком истца, может быть предъявлено лишь в пределах срока исковой давности по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Исковая давность не распространяется на требование о сносе постройки, созданной на земельном участке истца без его согласия, если истец владеет этим земельным участком.

Правда, как подчеркнул Верховный Суд РФ, из этого правила есть исключение: правила об исковой давности не подлежат применению в случаях предъявления компетентным органом в публичных интересах требования о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан.

 

Ниже приводится текст соответствующего разъяснения Верховного Суда РФ.

 

13. К требованию собственника земельного участка о сносе самовольной постройки, возведенной без его согласия, в случае, когда он был лишен владения этим участком, применяется общий (трехлетний) срок исковой давности, исчисляемый с момента, когда истец узнал или должен был узнать об утрате владения и о том, кто является надлежащим ответчиком.


В 1991 году представительный орган муниципального образования передал сельскохозяйственному предприятию (далее – предприятие) в коллективно-долевую собственность 1 560 га земли.

В 1993 году постановлением главы администрации муниципального образования, в соответствии с п. 1 ст. 39 ЗК РСФСР, с согласия предприятия в форме протокола Совета предприятия, исполнительской дирекции и ревизионной комиссии было прекращено право собственности предприятия на один из земельных участков.

Этот земельный участок был передан муниципальным образованием обществу в аренду с возможностью строительства на участке зданий, строений и сооружений.

В 2008-2009 годах в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП) было зарегистрировано право собственности общества на объекты недвижимости, построенные на указанном земельном участке.

В соответствии со ст. 36 ЗК РФ в 2011 году на основании постановления администрации муниципального образования и договора купли-продажи за обществом было зарегистрировано право собственности на земельный участок, расположенный под принадлежащими ему объектами недвижимости.

В 2014 году предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к обществу об истребовании из чужого незаконного владения спорного земельного участка, о признании самовольными постройками объектов недвижимости, расположенных на нем, и об обязании общества снести эти объекты. Предприятие обосновывало свои требования тем, что земельный участок изъят у него незаконно.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

Суды исходили из того, что предприятие в лице управомоченного органа – Совета предприятия – добровольно отказалось от права собственности на земельный участок на основании ст. 39 ЗК РСФСР.

Кроме того, суд указал на то, что предприятием пропущен трехгодичный срок исковой давности. При определении начала течения срока исковой давности суд исходил из того, что истец знал об обстоятельстве, которое, по его мнению, образует нарушение его прав, поскольку коллективный исполнительный орган истца письменно одобрил передачу земельного участка администрации в 1993 году.

Также истцу в 2006 году было известно о спорном земельном участке, поскольку в 2007 году на основании обращения предприятия утверждены проекты границ других земельных участков, входящих в переданные земли. При этом план границ был подписан директором предприятия в 2006 году, который также запрашивал сведения в отношении спорного земельного участка. Кроме того, на спорном земельном участке расположены два пятнадцатиэтажных офисных здания, на которые было зарегистрировано право собственности общества в 2008 и 2009 годах, поэтому суд посчитал, что, по крайней мере, с указанных дат истцу было известно о выбытии земельного участка из его владения, поскольку участок занят вновь возведенными недвижимыми объектами.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и направляя дело на новое рассмотрение, арбитражный суд округа признал недоказанным вывод судов о том, что право собственности истца на земельный участок было утрачено по его воле и истец добровольно отказался от своих прав на землю. Суд счел, что предприятие не давало согласия в надлежащей форме на отказ от права собственности на спорный участок и оспаривало подписание протокола Совета, поэтому указал, что судам следует выяснить вопросы о наличии надлежащих доказательств, подтверждающих согласие истца на передачу спорного земельного участка администрации, наличие полномочий у органа юридического лица, принявшего такое решение, а также доказательств избрания и реализации конкретной процедуры отчуждения земельного участка в порядке, предусмотренном земельным законодательством на момент возникновения спорных правоотношений.

Суд округа указал, что, исходя из предмета заявленных требований, подлежат установлению обстоятельства того, с какого момента предприятие было осведомлено о прекращении его права собственности на указанный земельный участок и последующем распоряжении участком.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила постановлением арбитражного суда округа и оставила в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчик заявил о пропуске срока исковой давности. Вопрос о сроке исковой давности применительно к искам лиц, не владеющих землей и считающих себя собственниками, о виндикации земельного участка, занятого чужими объектами недвижимости, был разрешен в п.6 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами ст. 222 ГК РФ, утвержденного постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 9 декабря 2010 г. № 143 (далее – Обзор № 143).

Согласно этому разъяснению поскольку истец, считающий себя собственником спорного участка, фактически им не владеет, вопрос о правомерности возведения без его согласия спорных объектов недвижимости может быть разрешен в том числе при рассмотрении виндикационного иска либо после удовлетворения такого иска. Следовательно, если подобное нарушение права собственника или иного законного владельца земельного участка соединено с лишением владения, то требование о сносе постройки, созданной без согласия истца, может быть предъявлено лишь в пределах срока исковой давности по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ).

Исковая давность не распространяется на требование о сносе постройки, созданной на земельном участке истца без его согласия, если истец владеет этим земельным участком (п. 6 и 7 Обзора № 143).

Установленные ГК РФ правила об исковой давности не подлежат применению в случаях предъявления компетентным органом в публичных интересах требования о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан (п. 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Судами первой и апелляционной инстанций установлено и материалами дела подтверждается, что истец не приводил доводов ни о нарушении градостроительных и строительных норм и правил при возведении объектов, ни о том, что постройки создают угрозу жизни и здоровью граждан.

Применительно к ст. 301, 302 ГК РФ срок давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из его владения и его право на названное недвижимое имущество нарушено.

Арбитражный суд округа не подвергал сомнению данные выводы судов первой и апелляционной инстанций о начальном моменте течения срока исковой давности (в любом случае не позднее 2008-2009 годов), не опровергал доказанность истечения срока исковой давности и в силу ст. 69 286, 287 АПК РФ не вправе был переоценивать данные выводы, сделанные на основе исследования и оценки доказательств, а также не указал на неправильное применение судами норм материального права – ст. 196, 200 ГК РФ.

Таким образом, учитывая, что предприятие не владеет спорным земельным участком, если срок исковой давности по виндикационному иску истек, то истек срок и по иску о сносе самовольных построек.

Определение № 305-ЭС15-6246

Москва избавляется от строительства одинаковых панельных домов

Источник: КГПиС г.Москвы


10 домостроительных комбинатов модернизировали свои производства под новые стандарты панельного домостроения, сообщил главный архитектор столицы Сергей Кузнецов на форуме «Среда для жизни: новые подходы» в г.Казани.


Улучшенные стандарты типового жилья мэр Москвы Сергей Собянин утвердил 19 мая 2015 года на заседании президиума городского правительства.

«Это стандарт, который позволил модернизировать производство, это большая реновация», - сказал С. Кузнецов, передает «Интерфакс».

Главный архитектор подчеркнул, что главная проблема заключалась в том, что «одинакового панельного жилья очень много, и оно безлико».


Напомним, с 1 сентября прошлого года мэрия перестала утверждать проекты строительства за счет городского бюджета панельных домов старых серий. Московские ДСК начали выпускать новые типовые серии панельного жилья. В них будет от  6 до 17-ти этажей, квартиры свободной планировки и нежилой первый этаж.


Как ранее заявил заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин, до конца 2018 года в столице планируется построить 83 панельных дома новых серий.

«Уже в этом году запланирована реализация по госзаказу 12 домов новых серий», - сказал М.Хуснуллин.

Выписка из ЕГРП становится единственным документом для налогового вычета по НДФЛ

Минфин РФ разъяснил, что после 15 июля 2016 года выписка из ЕГРП становится единственным документом, подтверждающим право налогоплательщика на имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц в сумме расходов, направленных на приобретение объекта недвижимого имущества.

 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

 

ПИСЬМО

от 18 октября 2016 г. № БС-4-11/19695@

 

О НАЛОГООБЛОЖЕНИИ ДОХОДОВ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

 

Федеральная налоговая служба направляет для сведения и использования в работе письмо Министерства финансов Российской Федерации от 04.10.2016 N 03-04-07/57750 о порядке предоставления имущественного налогового вычета в связи со вступлением в силу Федерального закона от 03.07.2016 N 360-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

 

Доведите указанное письмо до нижестоящих налоговых органов.

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

2 класса

С.Л.БОНДАРЧУК

 

Приложение

 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 4 октября 2016 г. № 03-04-07/57750

 

Департамент налоговой и таможенной политики рассмотрел письмо о порядке предоставления имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц в связи со вступлением в силу Федерального закона от 03.07.2016 N 360-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон № 360-ФЗ) и сообщает следующее.

 

В соответствии с положениями подпункта 6 пункта 3 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) для подтверждения права на имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц налогоплательщик в случае приобретения жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них представляет, в том числе, документы, подтверждающие право собственности налогоплательщика на соответственно жилой дом, квартиру, комнату или долю (доли) в них.

 

Согласно положениям статьи 14 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (в редакции Федерального закона № 360-ФЗ, вступившим в данной части с 15 июля 2016 года) проведенная государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимое имущество удостоверяется выпиской из Единого государственного реестра прав (далее - ЕГРП), в связи с чем прекращается выдача свидетельств о государственной регистрации прав, в том числе повторных.

 

Кроме того, положениями пункта 7 статьи 21 Федерального закона № 360-ФЗ установлено, что с момента вступления данного закона в силу 15 июля 2016 года государственные органы, органы местного самоуправления, суды, а также иные органы и организации обязаны принимать для подтверждения регистрации прав на недвижимое имущество выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним наравне со свидетельством о государственной регистрации.

 

Таким образом, единственным документом, подтверждающим право налогоплательщика на имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц в сумме расходов, направленных на приобретение объекта недвижимого имущества, право собственности на который зарегистрировано после 15 июля 2016 года, является выписка из ЕГРП.

 

Директор Департамента

А.В.САЗАНОВ

В два раза больше заявлений на регистрацию в электронной форме принял московский Росреестр в третьем квартале

Источник: Росреестр


В третьем квартале 2016 года в Управление Росреестра по Москве  поступило 5 168 заявлений на государственную регистрацию прав на недвижимость в электронном виде, что более чем в два раза превышает суммарный показатель первого и второго кварталов – 803 и 1 481 заявлений соответственно.


При этом процент отказов в регистрации в третьем квартале составил менее 5% от общего количества электронных заявлений: из 5 168 заявлений решение "отказать" было принято всего в 220 случаях.


Во втором квартале количество отказов составило 16 % от общего числа заявлений, а в первом – 10 %.


Сокращенный до 5 рабочих дней срок  проведения процедуры, снижение госпошлины на 30 % для физических лиц, отсутствие личного контакта со специалистом – все эти уникальные преимущества регистрации недвижимости через портал Росреестра благоприятным образом сказались на востребованности услуги: за 2016 год Управление приняло в электронном виде 7 452 заявления на регистрацию, тогда как в 2015 – 919.